село Богуславка

    Расположено на реке Бейчихе (сейчас Студенная). Основано в 1884 году, до этого оно называлось Лесное. Сейчас, когда кругом села, поля, выпасы и дороги, а рядом нет лесов, трудно представить, что когда-то в этих местах была дремучая тайга, а свое название село получило потому, что стояла здесь лесная охотничья заимка. Это место находится по пути в сторону Нестеровки. По всей вероятности, ее построили жариковские старобрядцы- молокане. В 1879 году с северных поселений Уссурийского края — с Амура и Уссури, пришли первые жители Богуславки. Среди них были казаки и крестьяне, не пожелавшие вступать в казачье сословие. Казаки в этом году получили разрешение на внутреннее переселение в Приханкайскую равнину и до реки Суйфун. Крестьяне основали свою крестьянскую деревню, на ее месте сейчас находится улица в сторону Нестеровки, а казаки свой казачий курень — это сейчас основная улица. Казаков тогда было меньше, чем крестьян. Так образовался поселок Лесной.

    В связи с последующим названием села «Богуславка» есть легенда, которая была известна среди старожилов в двадцатых годах. Она гласит, что в 1884 году с Уссури перебрались сюда еще несколько казачьих семей. Хотя путь уже был разведан, добирались они долго: попали под снегопад. Поэтому когда добрались до места, то первой фразой была: «Ну, слава богу!». Так и получило село название Богуславка. На самом деле название Богуславка происходит от старинного украинского села Богуслав возле Киева, откуда в Богуславку прибыло большое количество крестьян-переселенцев. Сейчас Богуслав это районный центр — небольшой городок.

   В 1908 году в Богуславке была выставлена пограничная застава от Заамурского округа пограничной стражи. Тогда пограничных военных постов уже не было. Застава в Богуславке находилась до начала первой мировой войны, то есть до 1914 года. Еще раньше до того как село получило название Богуславка, сюда по переселению направили корейцев, принявших христианскую веру и русское подданство. Они расположились здесь тремя поселками. Позже появился крупный корейский поселок между Жариковым и Богуславкой. Это место и сейчас называется по старому названию — Лифанча.

   Часть корейцев осталась в Богуславке до 1966-67 годов, когда им был разрешен выезд в Корею. До этого времени с 1937 года они уже не проживали компактно в своих поселках. Руководивших сельским хозяйством Богуславки в те годы, Владимир Гордеевич Пасечник. Так заселялась Богуславка. С 1895 года начинается истинно казачья страница переселения в Южно-Уссурийский край. Наиболее предприимчивыми были донские семьи Шведовых и Меньковых, которые распахали много земли и построили водяные мельницы на речке Бейчихе, на которых и мололи зерно для селян. Расчет за помол проводился деньгами или зерном. В 1899 году в село прибыло еще 6 семей и начали успешно устраиваться. В среднем каждая семья имела по одной лошади и по паре рабочих быков. Почва Богуславский наделов была хорошая, хотя и состояла из суглинков, но черноземный пласт доходил до 4-х вершков. Земли позволяли селить еще семьи. Покосов хороших было много, все они не выкашивались. Вдоль реки Бейчихе проживали корейцы отдельными фанзами и группами, а также поселками. Корейцами была построена земляная крепость, вал, который сохранился и поныне и является началом дамбы, отделяющей реку от полей справа по трассе на Жариково. При строительстве дороги Богуславка-Жариково были обнаружены корейские захоронения в двух малых карьерах на Змеиной сопке. Корейцы в основном занимались земледелием, ими были построены рисовые чеки на левом берегу реки Бейчихи в 3-х километрах от села, которые просуществовали до 1965-66 годов. Село быстро развивалось, дома строились в основном местным лесом лиственных пород: дуб, осина, ясень и хвойным строевым лесом, который находился в 15 километрах от села.

   В 1909 году согласно данным переселенческой партии поселок уже имел 14373 десятины земли: из них удобных для освоения и освоенных 13933десятины. Поселок рос довольно быстро, и в 1914 год по данным списка населенных пунктов Приморской области в Богуславке имелось 116 дворов, проживало 848 человек, из них 437 мужчин и 411 женщин.

   В 1913 году была построена школа, она имела 2 класса. Заведовал этой школой Николай Васильевич Яворский. С началом 1-й мировой войны он был призван в армию. Вернувшись с фронта, Николай Васильевич продолжал заведовать школой. Первым учителем работала Елизавета Ивановна Зинченко. Церкви в Богуславке не было. В селе была небольшая часовня, где отпевали умерших. По этой причине дела по актам гражданского состояния и свадебные обряды проводились в Духовской и Жариковской церквях. В эти годы в село переселенцы приезжали ежегодно, население росло, увеличивалось количество освоенных земель, росло поголовье скота, особенно, лошадей.

После установления Советской власти в селе в октябре 1922 года были избраны органы власти в Сельский совет. К этому времени вдоль реки Бейчихе проживало большое количество семей корейцев, занимающихся выращиванием риса, сои, чумизы, зерновых и овощей. Первым коллективным органом в селе была организована коммуна, где было все общее. Столовая находилась в доме Кореневых, эта семья до ухода за границу значительно разбогатела и содержала 25 работников, живущих в общежитии (на этом месте сейчас стоит столовая). Питались рабочие в столовой, работали на ферме, на полях, в магазине, на мельнице, которая находилась на озере Ельничное. Там же был колодец с капитальным срубом из дикого камня. Мельница была паровая, топилась в основном соломой, впоследствии она принадлежала колхозу. В начале 1930 года начали создаваться колхозы, всего их было три. Колхоз «Память Ленина» был организован в западной половине села. Первым председателем колхоза был Фролов. Колхоз имени Ворошилова организовался в восточной половине села,председателем колхоза был избран Яким Соснин. Колхоз «Первое Мая» был чисто корейским, находился в поселке Лифанча, к 1930-му году поселок имел около 100 корейских семей, живущих вдоль речки. Занимались корейцы в основном, выращиванием риса, зерновых и овощей, разведением скота. Кто был первым создателем этого колхоза, не установлено. Колхоз работал рентабельно, в основном, за счет риса и просуществовал до 2-й половины 30-х годов до выселения корейцев из Приморья. После этого поселок перестал существовать, а рисовые чеки перешли колхозу «Память Ленина». На этом месте был построен запасной военный аэродром, просуществовавший до середины 50-х годов, затем были распаханы, земляные ангарды развалены. Они использовались полеводстве сначала колхоза, а потом совхоза до начала строительства нового поселка Лифанча, существующего и в настоящее время.

  В 1931 году село постигла неудача: сгорело здание сельского Совета  спасти документы почти не удалось за исключением маленького сейфа и несколько книг. В 1932 году село постигла новая беда — на корню сгорели почти все посевы зерновых колхоза имени Ворошилова. Колхозникам жить практически стало не на что. Вскоре колхозы были объединены в один колхоз - «Память Ленина». Колхоз «Память Ленина» к середине 1930-х годов, пережив все «за и против» начал развиваться.

К 1941 году колхоз работал неплохо: провели посевные работы, вели уборку сена. Начало войны внесло свои коррективы в жизнь села. В июле 1941 года уже были призваны в армию первые богуславцы, а после, на фронтах находилось 109 богуславцев, они воевали практически на всех фронтах, некоторые дошли до Берлина.

Фамилия погибших высечены на камне обелиска, вот некоторые из них:

Байдин Степан Евдокимович, младший сержант, воевал в войне с Японией в составе 78 отдельного пулеметного батальона;

Пастухин Андрей Степанович, старший сержант, воевал на Западном фронте с 15 августа 1942 года по 9 мая 1945 года;

Толкачев Иван Тимофеевич, старший сержант, танкист, воевал в Прибалтике;

Чеботарь Михаил Иванович, старший матрос, воевал в составе 901 отдельного артиллерийского батальона в войне с Японией;

Хрычев Василий Борисович, старшина, воевал с 29 сентября 1941 года по 5 мая 1945 года.

На богуславских женщин и детей свалились непосильные нагрузки войны. Приходилось делать все: до устали работать в поле, на личных огородах, воспитывать детей. Некоторые дети работали трактористами, как Храмых Анастасия или комбайнерами, как Момонт Татьяна Ефимовна. Председатель колхоза Васильченко был призван на фронт. В разное время вплоть до реорганизации колхоза в совхоз им руководили: Байбаков, Завзин, Соснин, Кривцов. После войны колхоз вторично возглавлял Васильченко. Военное время оставило свой отпечаток на богуславских семьях, остались вдовы погибших, которые напрягая свои силы работали в колхозе, воспитывали и учили своих детей. Налаживание нормальной жизни колхоза требовало больших усилий. В период посевной уборки часть колхозников проживали на бригадах, в том числе и молодежь.

  В 50-х годах колхоз возглавил Гусев Алексей Егорович. Колхоз развернул строительство жилья, строились одноквартирные дома, выдавались ссуды в банке для строительства домов колхозникам. Был сделан крупный шаг в развитие животноводства, а на ферме работало много молодежи. В этот же период был заложен колхозный сад, но следует сказать, что своего развития садоводство не получило. Большой радостью для селян была настройка и запуск в эксплуатацию дизельной электростанции мощностью 30Кв. Жители села принимали активное участие в строительстве линий электропередач,копали ямы для столбов, устанавливали их. В домах были только лампочки, розетки не устанавливались, включение бытовых приборов (утюгов, плиток) запрещалось ввиду мощности станции. Использовался радиоузел для поведения утренних разнарядок на работу, а также передачи экстренных ситуаций. Просуществовал колхозный радиоузел до 1960-х годов, а находился он в здании старого клуба. Молодежь развлекалась в стареньком клубе. Был выучен колхозом первый гармонист Г.И. Осадчий, зачастую по селу вечером можно было услышать песни молодежи.

  В 1950-е годы налаживалась автобусная связь с районом. Первым общественным транспортом был специально оборудованный крытый автомобиль ГАЗ-51, называемый «грузотакси». Ездить на нем хоть и было не комфортно, но селяне радовались, так как теперь не надо было ходить пешком, ожидая попутную машину.

  В 1960 году колхоз «Память Ленина» был реорганизован. На базе двух колхозов и сел Нестеровка, Богуславка организовался мясо-молочно-соевый совхоз «Нестеровский» с центром в селе Богуславка. Председателем сельского совета была Полина Кузьмина Васильченко, уделявшая большое внимание развитию села.

  В 1962 году усиленными темпами строилась новая школа и вскоре была сдана в эксплуатацию, став средней школой. До этого старшеклассники учились в Жариково и в Пограничном. Совхоз стал закупать новую технику, появились первые самоходные комбайны, новые марки тракторов, хозяйство готовило кадры механизаторов из молодежи в Комиссарово, ныне СПТУ в селе Камень-Рыболов. Строились новые животноводческие помещения в основном щитосборные сараи. Работала местная дизельная электростанция большой мощности, селу электроэнергии хватало, правда, днем она в доме не подавалась,а ночью свет в селе был до 24 часов.

  В 1964 году было начато строительство дороги Богуславка — Жариково, но построена она была до Лифанчи, потом работы свернулись и возобновились с началом строительства нового поселка Лифанча: были построены два деревянных моста через речки.

 

Метеорит «Богуславка»

 

Падение метеорита поразительное, очень короткое, непонятное и всегда неожиданное явление, вызывающее ужас и поклонение у непросвещенного наблюдателя. Такое впечатление от падения метеорита отмечается в воспоминаниях Анны Никифоровны Разуменко. Она  была свидетелем падения метеорита: «18 октября 1916 года около полудня высоко над землей показался огненный шар. За ним тянулась длинная разноцветная полоса. Затем послышался гул, он все усиливался. Шар приближался. Мы в то время очень верили в бога, поэтому первое, что пришло в голову: Бог летит!» от страха я забралась на чердак, закрыла голову руками и стала молиться. Через некоторое время раздались тяжелые удары, похожие на гром или залпы орудий. Я так напугалась, что до вечера просидела на чердаке, пока мать не позвала. Родители говорили, что это был метеорит, и он упал в районе села Богуславка. Позже приезжали представители из Москвы, делали разные измерения, анализы. Этот светящийся шар до сих пор стоит у меня перед глазами...» Это воспоминание почти точное описывает падение метеорита.

 

В 1987 году К. Скоромец в районной газете «Знамя Октября» опубликовал подробную статью об этом явлении. Из города Краснодара отозвался 82-летний пенсионер Борис Петрович Чернецкий. Он прислал хранившиеся в его архиве четыре печатных пожелтевших странички из дореволюционных изданий «Известий Императорской Академии Наук» за 3 декабря 1916 года. Читаем: «О падении метеорного железа около с. Богуславки Приморской области». Далее текст: «...Пятого сего октября упал метеорит двумя осколками общим весом 15 пудов 27 фунтов. Доставлен в Никольск (Уссурийск). Упавшая масса — металлическая, осколки имеют: один — 12 пудов 5 фунтов, а второй — 3 пуда 22 фунта... Место падения большого осколка расположено в пяти верстах к северу от села Богуславки в долине реки Бейчихэ. На месте падения в песчаном (аллювиальном), на глубине даже мелкогалечном грунте образовалась воронка глубиной в 130 см, шириной 280-260см по диаметру. Второй осколок упал в 515 саженях (к первому) и углубился в глинистую почву на 200см. Воронка здесь имеет более правильную форму. Падение произошло в 200 саженях к югу от корейской фанзы, и место падения было указано жителем этой фанзы. Падение имело место в 11 часов 45 минут дня при безоблачном небе и теплой погоде. Оно наблюдалось приблизительно на участке от города Владивостока до станции Ханьдаохэцзы (475 верст) и сопровождалось интенсивными световыми и звуковыми явлениями...». Во Владивостоке в краевом музее им. Арсеньева лежит копия метеорита, а сам он находится в хранилищах Санкт-Петербурга. Место падения метеорита памятным знаком не обозначили. На месте падения в мелкогалечном грунте образовалась воронка глубиной в 130см, шириной 2860-2280см. Второй осколок углубился в глинистую почву на 200 см. Два экземпляра — части одного монокристалического зерна камасита. Вес частей 198,6 и 58,1 кг. При падения метеорит разбился. Два осколка, найденные специальной экспедицией, весят 256 кг. Однако в метеоритах железо не является абсолютно чистым. В большинстве случаев в них содержится никель, кобальт и другие элементы. В среднем железные метеориты содержат в себе 90% железа, 8,5% никеля, 0,5% кобальта и 1% других элементов. Метеоритное железо, в отличие от земного, хорошо куется только в холодном состоянии. Метеоритное железо отличается от земного внутренним строением. При действии кислоты на полированную поверхность железного метеорита появляется характерный узор, несколько напоминающий ледяной рисунок но оконных стеклах. Всего в мире известно лишь 43 падения железных метеоритов и 583 находки. Тем ценнее метеорит «Богуславка», установленный минералогическом музее в Санкт-Петербурге.